Газпром и «Роснефть».

дата: 04.07.2013 автор: ЖБИ

Новый формат сайта позволяет теперь размешать на его страницах самые интересные новости, которые происходят в обществе и что более для нас интересно в экономике России. Читаем материал Владимира Волкова о том, кто больше налогов заплатил в государственную казну.
Правительство решило повременить с приватизацией «Роснефти», которую будут использовать в качестве дойной коровы для пополнения бюджета — ставка, чей риск растет по мере роста самой компании.

Газпром и «Роснефть».

Газпром и «Роснефть».

Ну, вот они уже и мерятся размерами своих налоговых платежей. Газпром и «Роснефть». Миллер и Сечин. В июне оба топ-менеджера вступили в публичную полемику, объявив порученные их заботам компании крупнейшими налогоплательщиками страны в 2012 году. На днях «Ведомости» предприняли попытку выяснить, кто же из них прав.

Результат анализа вышел не то чтобы однозначным, но уже понятно, что по итогам этого года (с учетом недавней покупки ТНК-BP) «Роснефть» выйдет на чистое первое место.

Если задуматься, то это событие кое-чего да значит. Сейчас уже трудно представить, что всего каких-то десять лет назад, до истории с ЮКОСом, «Роснефть» была мелкой провинциальной сошкой, которая сама готовилась быть поглощенной Газпромом, на глазах сдающим позиции.
Если бы не Игорь Иванович!
Не удивительно, что правительство, которое до последнего времени готовилось продать все принадлежащие ему акции «Роснефти», решило, что такая корова нужна ему самому. В конце прошлой недели кабинет министров рассмотрел скорректированную программу приватизации на 2014-2016 годы.

В числе прочего решено, что продажа «Роснефти» будет отложена.

К тому же если раньше предполагалось, что государство полностью выйдет из капитала компании к 2016 году, то теперь речь идет о том, что инвесторам будет предложено лишь 19,5% акций предприятия. На дивиденды от продажи этого пакета, которые поступят на счета формального собственника «Роснефти», компании «Роснефтегаз», Росимущество предлагает закрыть дыру в бюджете в случае, если доходы от приватизации окажутся ниже запланированного.

Газпром и «Роснефть».

Газпром и «Роснефть».


Как бы то ни было, за деньги «Роснефтегаза», председателем Совета директоров которого по приятному совпадению является сам Игорь Иванович, профильным министерствам еще придется побороться. До сих пор тут был единственный положительный прецедент: прошлой осенью правительству удалось получить от «Роснефтегаза» 50 млрд рублей, которые были направлены на докапитализацию Русгидро. А вот попытка направить в доход бюджета около 150 млрд рублей, полученных в результате продажи 5,66% акций «Роснефти» в рамках сделки по ее объединению с BP, закончились ничем.
О реакции Сечина на очередные посягательства на закрома «Роснефтегаза» не сообщалось. Однако с большой долей вероятности можно предположить, что их провалу Игорь Иванович бы порадовался. Эти деньги нужны ему самому — на дело. На какое именно? Об этом глава «Роснефти», в частности, рассказал в очередном письме, направленном Владимиру Путину в марте этого года. Большую часть выручки от сделки с британским нефтяным гигантом Сечин предлагает потратить на пополнение капитала госкомпаний ТЭК и покупку акций Газпрома в расчете на хорошие дивиденды (!). Стоит напомнить, что в марте «Роснефтегаз» тихой сапой приобрел 0,23% акций монополии, потратив на это около 7 млрд рублей, что позволило государству восстановить над ней формальный контроль.

Еще больше в наличных нуждается сама «Роснефть», у которой большие планы по наращиванию добычи и столь же внушительная инвестиционная программа. Кроме того, как известно, после покупки ТНК-BPкомпания обременена большими долгами — на приобретение этого актива ей пришлось занимать более 40 млрд долларов.

Впрочем, у нее есть прекрасная возможность покончить со всеми долгами разом. Для этого достаточно направить на их погашение часть аванса в 65 млрд долл. в счет будущих поставок нефти, который российская НК получит по условиям недавней мегасделки с китайскойCNPC.
Параметры этого соглашения выглядят по-настоящему впечатляюще: в ближайшие 25 лет «Роснефть» отправит в КНР 365 млн тонн нефти, выручив за них, по словам самого Сечина, 270 млрд долларов. Правда, реализация этих планов потребует дополнительных расходов. В том числе инвестиций в наращивание нефтедобычи в Восточной Сибири, а также расширения экспортного трубопровода ВСТО. В последнем случае речь идет ни много ни мало о сумме в 320 млрд рублей.
Кто заплатит эти деньги, пока неизвестно. Желание «Роснефти» переложить эти расходы на «Транснефть» уже вызвали острый конфликт между двумя компаниями.

Газпром и «Роснефть».

Газпром и «Роснефть».


Не исключено, что в итоге амбиции Игоря Ивановича придется оплачивать за счет повышения тарифов на прокачку сырья для всех нефтяных компаний, которые переложат их на конечного потребителя. То есть на нас с вами.Но все это «мелочи» в сравнении с еще одним риском, «зашитым» в этот проект — неопределенностью цены, по которой Китай будет покупать российскую нефть.
Нетрудно убедиться, что сумма, озвученная Сечиным, не что иное, как результат простого арифметического действия: перемножения законтрактованного объема поставок на текущую стоимость сырья на мировом рынке (около 100 долл. за баррель). Формула, по которой будет рассчитываться реальная контрактная цена, существует, но ее партнеры не разглашают. Меж тем опыт двух предыдущих сделок «Роснефти» с китайскими партнерами по схеме «нефть в обмен на кредиты» однозначно свидетельствует: российская нефть уходит в КНР со значительным дисконтом к текущему рынку, о чем БЭР уже подробно писало.
Кроме того, может ли кто-то поручиться, что нынешнее руководство «Роснефти» направит полученные средства (или их существенную часть) на погашение долгов или расширение своей производственной базы, а не на скупку новых активов? И если такой вероятности не существует, чем объяснить волнение на рынке, вызванное недавними слухами об интересе «Роснефти» к покупке «Башнефти», которые обычно немногословный Игорь Иванович счел за благо лично опровергнуть?
Риски «Роснефти» — это риски всей российской экономики, которые растут пропорционально увеличению размеров самой компании, превратившейся в гиганта. Не исключено, что в итоге они никогда не реализуются. Нельзя не признать, до сих пор Игорю Ивановичу везло. Но что будет, если конъюнктура изменится и «Роснефть» из огромной дойной коровы превратится в огромного прожорливого монстра, которого придется кормить всем миром? Судя по всему, этот вопрос — последний, который интересует руководителя «Роснефти», увлеченного строительством своей углеводородной империи. Во благо страны, разумеется.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *